Профессиональное заболевание судебная практика

Как доказать и оформить профессиональное заболевание

Профессиональное заболевание судебная практика

В процессе выполнения трудовых обязанностей сотрудники организаций и предприятий периодически сталкиваются с диагностированием заболеваний, причиной которых является непосредственный контакт с вредными условиями на рабочем месте.

Наличие официально доказанной связи дает определенные преимущества в форме возможности получения компенсации, облегченных условий труда и так далее.

Для того, чтобы иметь возможность доказать такую связь, потребуется собрать определенный перечень документации и обратиться в соответствующие органы, а в некоторых случаях такие ситуации решаются исключительно посредством обращения в суд.

Куда обращаться и что необходимо?

Само понятие профессионального заболевания может рассматриваться исключительно по отношению к тем сотрудникам, которые трудоустроены официально.

К таким лицам могут относиться работники, оформленные по трудовому договору, те, которые выполняют свои обязанности на основании гражданско-правового договора, студенты учреждений и учащиеся, осужденные граждане, привлекаемые к работе, лица, нанятые индивидуальными предпринимателями.

При обнаружении признаков болезни и последующего диагностирования недуга необходимость подтверждения наличия связи условий работы с таким состоянием здоровья вызывается возможностью получить:

  • Единоразовую выплату (компенсацию) за причинение вреда здоровью;
  • Постоянную компенсацию, которая будет перечисляться ежемесячно в том случае, если в результате заболевания работник частично теряет свою трудоспособность;
  • Возможность получения полной компенсации за время больничного независимо от количества отработанных лет (трудового стажа);
  • Получение социальных гарантий, предусмотренных законодательством;
  • Право быть занятым на более легком труде;
  • Возможность последующего трудоустройства в тех ситуациях, когда происходит сокращение штата;
  • Получение дополнительного отпуска сверх положенных законодательством дней;
  • Получение денежных средств в форме компенсации тех затрат, которые имели место при лечении.

Профессиональное заболевание в некоторых ситуациях доказать достаточно сложно, к тому же для самой организации или предприятия такая ситуация не является выгодной, поскольку это фактически означает несение дополнительных расходов, связанных с перечислением средств на различные нужды работника, требующего компенсацию. Более легкими случаями (с точки зрения доказательства факта именно профессионального заболевания) являются те, при которых болезнь сотрудника находится в острой форме. С другой стороны, даже хронические формы, которые характеризуются более легким течением, при наличии определенных доказательств могут признаваться профессиональными. В первую очередь при необходимости доказать профессиональное заболевание потребуется собрать положенные в таких случаях документы. Так, потребуются:

  • Выписка из истории болезни — такой документ должен заполнять терапевт того участка, к которому по адресу регистрации относится больной;
  • Заключение, предоставленное профсоюзом, к которому относится работник (бланк);
  • Заключение об условиях труда больного (образец);
  • Отчет, составленный специальной комиссией о том, в каких условиях работал сотрудник (типовой бланк);
  • Паспорт больного;
  • Заявление об установлении связи (в свободной форме).

В порядке получения документа, свидетельствующего о наличии связи заболевания с проф.

деятельностью в первую очередь потребуется обратиться к участковому терапевту, который сделает запись в медицинской карте и назначит специальные анализы, направленные на возможность диагностирования у работника болезни.

При прохождении анализов нужно заранее получить информацию о сроке действия результатов — как правило, в большинстве случаев они составляют от 14 до 30 дней. При предоставлении результатов с более ранними сроками придется проходить обследование повторно.

После их получения больной снова посещает участкового врача и получает общую выписку, в которую будут записаны все данные. В том случае, если работник находится на стационарном лечении, то основанием для установления связи заболевания с профдеятельностью может стать выписка из истории болезни, подписанная главным врачом.

После получения выписки от участкового терапевта или главврача стационарного учреждения в большинстве случаев дополнительно необходимы заключения узких специалистов, которые могут свидетельствовать о характере и специфике заболевания.

Далее больной обращается в профсоюз учреждения, на котором трудоустроен, для получения заключения о характере условий труда.

Собрав все документы, окончательным этапом установления связи становится прохождение медико-социальной экспертной комиссии, которая выносит решение о связи конкретного заболевания с вредными или характерными условиями труда и оформляет медицинское заключение.

Досудебная и судебная процедура

Описанный выше порядок действий и является досудебной процедурой, когда по письменному обращению работника, осуществляется экспертиза связи его заболевания (уже диагностированного) и профессиональной деятельности.

Важно, чтобы все стороны вопроса взаимодействовали друг с другом (работодатель, профсоюз, сам сотрудник и так далее).

В некоторых ситуациях работодатель по определенным причинам отказывает в предоставлении документов и справок, необходимых для возможности прохождения медико-социальной комиссии.

В такой ситуации работник для защиты своих прав обращается в судебную инстанцию, куда предоставляется весь собранный перечень документации, какой он готовил для прохождения экспертизы. В ходе рассмотрения обстоятельств дела суд назначает специально уполномоченных лиц рассматривать такие дела и впоследствии выносится решение в пользу истца или отказ в удовлетворении требований.

Гражданин Самарской области Сергов Е.Е. обратился в суд с иском к ОАО «Черногорэнерго» об обязании комиссии по расследованию случая профессионального заболевания составить, подписать и утвердить акт о случае профессионального заболевания. В обосновании заявления гражданин указал, что:

  • Работал электромонтером по ремонту и обслуживанию электрооборудования непосредственно на объектах нефтедобычи;
  • Подвергался воздействиям вредных веществ и находился в условиях, не соответствующих гигиеническим требованиям;
  • Получил в итоге профессиональное заболевание.

Работодатель направил его в Областную больницу на обследование, где была подтверждена связь заболевания с профессией.

После этого работодатель созвал комиссию для проведения экспертизы, но в установленные законом сроки, она не смогла вынести итоговое заключение.

Истец, ссылаясь на официальную переписку с уполномоченными лицами, утверждает, что действия работодателя и комиссии неправомерны, не имеют уважительных причин и мешают оформлению профессиональной патологии.

Изучив материалы дела 2-353/2015 ~ М-229/2015, суд вынес решение требования истца удовлетворить и обязать ответчиков составить, подписать и утвердить по установленной законом форме акт о случае профессионального заболевания.

Исходы судебных разбирательств могут быть различными. В некоторых ситуациях граждане обращаются в суд даже не пройдя этап досудебных попыток получить необходимое заключение комиссии.

В других ситуациях исковые заявления слабо мотивированы и отсутствуют доказательства того, что работодатель или комиссия намеренно препятствуют оформлению необходимых бумаг.

В таких ситуациях суд исковые требования отклоняет.

Заключение

Таким образом, в процессе подтверждения того, что диагностированное у сотрудника заболевание является профессиональным, то есть имеет связь с вредными условиями труда, которые отмечены на его рабочем месте, потребуется пройти необходимые анализы, получить заключения узких специалистов, собрать необходимые документы и пройти медико-социальную экспертную комиссию. Именно на основании заключения такой врачебной комиссии больной может иметь право на те права и привилегии, которое дает установленная связь болезни с профдеятельностью.

Дело № ГКПИ07-627 от 20.08.2007 – Судебная коллегия по административным делам, первая инстанция

Профессиональное заболевание судебная практика

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем российской федерации

Дело №ГКПИ07-627

г.Москва

судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К.

при секретаре Якиной К.А.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Миронова Юрия Николаевича о признании недействующим (в части) пункта 7 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года № 789,

установил:

Согласно пункту 7 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее – Правила), утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. № 789 (в редакции от 1 февраля 2005 г.

), освидетельствование пострадавшего в учреждении медико-социальной экспертизы проводится на основании обращения работодателя (страхователя), страховщика, по определению суда (судьи) либо по самостоятельному обращению пострадавшего или его представителя при представлении акта о несчастном случае на производстве или акта о профессиональном заболевании.

Миронов Ю.Н.

обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании пункта 7 Правил недействующим в части, требующей при обращении пострадавшего в учреждение медико-социальной экспертизы вовсех случаях представлять акт о профессиональном заболевании, в том числе в случае установления профессионального заболевания до вступления в силу Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», что, по его мнению, противоречит пункту 1 статьи 28 названного Федерального закона, статье 21 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан и нарушает его (заявителя) права, поскольку при представлении заключения НИИ гигиены труда и профзаболеваний РАМН, установившего в 1989 году профессиональный характер возникшего у него заболевания, ему на основании оспариваемой нормы было отказано в проведении освидетельствования.

Миронов Ю.Н.

в судебное заседание, о котором извещен надлежащим образом, не явился, просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Представители Правительства Российской Федерации Тырина Т.В. и Шаронова В.Н.

в своих возражениях указали на то, что Правила не могут противоречить статье 21 вышеупомянутых Основ, поскольку имеют иной предмет правового регулирования, в оспариваемом пункте воспроизведено положение федерального закона, не предусматривающего возможность проведения обследования в учреждении медико-социальной экспертизы при представлении иного документа, кроме акта о профессиональном заболевании.

Выслушав объяснения представителей заинтересованного лица, обсудив их возражения и доводы заявителя, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей заявление Миронова Ю.Н. удовлетворить, суд приходит к следующим выводам.

Оспариваемые в части Правила изданы Правительством Российской Федерации на основании пункта 3 статьи 11 Федерального закона от 24 июля 1998 г.

№ 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» и, как следует из их пункта 1, определяют порядок установления учреждениями медико-социальной экспертизы степени утраты профессиональной трудоспособности лицами, получившими повреждение здоровья в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Пункт 7 Правил по своему содержанию и смыслу, придаваемому ему в правоприменительной практике, во всех случаях исключает возможность проведения обследования пострадавшего в учреждении медико-социальной экспертизы с целью установления степени утраты им профессиональной трудоспособности при отсутствии акта о профессиональном заболевании.

Данная норма в части, не допускающей возможность проведения обследования пострадавшего при представлении документа, подтверждающего профессиональное заболевание, установленное у него в соответствии с порядком, действовавшим до вступления в силу Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», не может быть признана законной независимо от того, что в ней воспроизведены положения пункта 1 статьи 13 названного Закона, поскольку он подлежит применению к правоотношениям, возникшим после введения его в действие и не содержит норм, обязывающих пострадавших повторно подтверждать ранее установленное профессиональное заболевание.

Согласно абзацу первому пункта 1 статьи 28 указанного Федерального закона лицам, получившим до вступления в силу этого Закона увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденные в установленном порядке, а также лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, обеспечение по страхованию производится страховщиком в соответствии с данным Федеральным законом независимо от сроков получения увечья, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья.

Из содержания приведенной нормы видно, что в ней предусмотрено предоставление обеспечения по страхованию лицам, получившим до вступления в силу этого Закона профессиональное заболевание, подтвержденное в установленном порядке. При этом оговорки о том, что профессиональное заболевание должно быть повторно подтверждено, не содержится.

При анализе абзаца первого пункта 1 статьи 28 Закона в единстве с абзацем вторым того же пункта, в котором говорится о правах указанных лиц именно на момент вступления Федерального закона в силу, также следует, что для целей обеспечения по страхованию признается профессиональное заболевание, подтвержденное в ранее установленном порядке.

При толковании статьи 28 Закона суд учитывает и правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированную им в постановлении от 24 мая 2001 г.

№ 8-П по делу о проверке положений части первой статьи 1 и статьи 2 Федерального закона «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей», согласно которой изменение законодателем ранее установленных условий должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающим сохранение разумной стабильности правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм; с этим связаны законные ожидания граждан, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

Поэтому отсутствие в статье 28 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» прямого указания о повторном подтверждении профессионального заболевания во вновь установленном порядке, что означало бы отмену выданных до введения в действие этого Закона документов о признании пострадавшими в результате профессиональных заболеваний и тем самым – отрицание приобретенного этими лицами права на последующее возмещение вреда, следует рассматривать как подтверждение действительности таких документов.

В соответствии с Правилами возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденными постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 г. № 4214-1 и действовавшими до вступления в силу (6 января 2000 г.) Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», доказательством ответственности работодателя за причиненный вред признавалось медицинское заключение о профессиональном заболевании; освидетельствование во ВТЭК производилось при представлении акта о несчастном случае на производстве или другого документа о несчастном случае, связанном с исполнением трудовых обязанностей (статьи 5, 35).

Пунктом 6.

2 Положения о порядке установления врачебно-трудовыми экспертными комиссиями степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работникам, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1994 г. № 392, также допускалось проведение освидетельствования потерпевших при представлении не только акта, но и другого документа о несчастном случае.

При этом Положения о центре профпатологии и о Федеральном центре профпатологии, утвержденные приказом Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации от 23 июня 1994 г.

№ 130, а также другие действовавшие в то время нормативные правовые акты, относящиеся к соответствующей сфере деятельности, предусматривали, что связь заболевания с профессией устанавливается Центром профпатологии, в наиболее сложных и конфликтных ситуациях проводится экспертиза связи заболевания с профессией Федеральным центром профпатологии (его функции выполнял клинический отдел Научно-исследовательского института медицины труда РАМН), заключение которого является действительным на всей территории Российской Федерации и может быть пересмотрено только Федеральным экспертным советом.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 декабря 2000 г. № 967 было утверждено Положение о расследовании и учете профессиональных заболеваний, согласно пункту 30 которого документом, устанавливающим профессиональный характер заболевания, возникшего у работника на данном производстве, является акт о случае профессионального заболевания.

Однако принятие указанного нормативного правового акта не является основанием для признания недействительными документов, подтверждающих связь возникшего у работника заболевания с профессией, выданных до вступления в силу вышеуказанного Федерального закона (до 6 января 2000 г.

) компетентными органами с соблюдением ранее установленного порядка.

Такие документы, сохраняющие свою действительность, по своей правовой природе аналогичны актам о профессиональном заболевании, в связи с чем при их представлении пострадавшему не может быть отказано в проведении обследования в учреждении медико-социальной экспертизы для определения степени утраты им профессиональной трудоспособности. Поскольку пункт 7 Правил допускает такой отказ, то в соответствии с частью 2 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса РФ подлежит признанию недействующим в оспоренной части.

Что касается ссылки заявителя на противоречие оспариваемой нормы статье 21 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, то она ошибочна.

Эта статья распространяется на отношения, связанные с признанием гражданина не пригодным по состоянию здоровья к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности.

Правила, в том числе оспариваемый пункт, имеют иной предмет правового регулирования и не затрагивают вопросы, касающиеся порядка признания граждан пригодными (не пригодными) по состоянию здоровья к выполнению отдельных видов профессиональной деятельности, поэтому не могут противоречить названной статье Основ.

Руководствуясь статьями 194 – 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

заявление Миронова Юрия Николаевича удовлетворить.

Признать недействующим и не подлежащим применению со дня вступления настоящего решения в законную силу пункт 7 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года № 789 (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 1 февраля 2005 года № 49), в части, исключающей возможность освидетельствования пострадавшего в учреждении медико-социальной экспертизы при представлении вместо акта о профессиональном заболевании иного документа, подтверждающего профессиональный характер заболевания, выданного в соответствии с порядком, действовавшим до 6 января 2000 года, то есть до вступления в силу Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.

Обзор судебной практики по вопросам возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении обязанностей по трудовому договору, Обзор судебной практики от 15 июля 2015 года

Профессиональное заболевание судебная практика

Перед изучением Обзорарекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I.Основные положения о возмещении вреда, причиненного жизни издоровью работника при исполнении обязанностей по трудовомудоговору

Среди основных принциповправового регулирования трудовых отношений, закрепленных в статье 2ТК РФ, предусмотрен такой, как обязательность возмещения вреда,причиненного работнику в связи с исполнением им трудовыхобязанностей.

Согласно статье21 ТК РФ работник имеет право на возмещение вреда, причиненногоему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсациюморального вреда в порядке, установленном ТК РФ, иными федеральными законами.

Статьяже 22 ТК РФ обязывает работодателя возмещать вред, причиненныйработникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а такжекомпенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которыеустановлены ТК РФ, федеральнымизаконами и иными нормативными правовыми актами.

Отношения по возмещениювреда регулируются как нормами трудового, так и гражданскогозаконодательства и законодательства о социальном страховании.

Так, в силу статьи184 ТК РФ при повреждении здоровья работника вследствиенесчастного случая на производстве либо профессиональногозаболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченныйзаработок (доход), а также связанные с повреждением здоровьядополнительные расходы на медицинскую, социальную ипрофессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связисо смертью работника.

Правовое регулированиеуказанных отношений осуществляется Федеральным законом от 24.07.

98 N 125-ФЗ “Обобязательном социальном страховании от несчастных случаев напроизводстве и профессиональных заболеваний”, которымпредусматривается, в частности, предоставление в полном объеме всехнеобходимых видов обеспечения по страхованию в возмещение вреда,причиненного жизни и здоровью при исполнении обязанностей потрудовому договору (пункт 1статьи 1).

Данный Федеральный законустанавливает обязательный уровень возмещения вреда, но неограничивает права застрахованных на возмещение вреда в размерах,превышающих обеспечение по страхованию. В связи с этимзастрахованное лицо вправе требовать в судебном порядке возмещениявреда в части, превышающей обеспечение по страхованию на основанииобщих норм гражданского законодательства: статей1084 – 1094 ГК РФ.

Установленная статьей1064 ГК РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, чтодоказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик.Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечьяили иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а такжедоказательства того, что ответчик является причинителем вреда илилицом, в силу закона обязанным возместить вред (пункт 11Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от26.01.2010 N 1 “О применении судами гражданского законодательства,регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинениявреда жизни или здоровью гражданина”).

Порядок возмещенияморального вреда определен статьями237 ТК РФ и 1099 -1101 ГК РФ.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении N1, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда егоздоровью во всех случаях испытывает физические или нравственныестрадания, факт причинения ему морального вреда предполагается.

Установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсацииморального вреда (пункт32).

Всоответствии с пунктом3 статьи 8 Закона N 125-ФЗ возмещение застрахованномуморального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем напроизводстве или профессиональным заболеванием, осуществляетсяпричинителем вреда.

Некоторые вопросыприменения законодательства о возмещении морального ущерба в связис несчастными случаями на производстве, критерии признания событиянесчастным случаем, подлежащим расследованию, разъясняются также вПостановлении Пленума Верховного Судаот 10.03.

2011 N 2 “О применении судами законодательства обобязательном социальном страховании от несчастных случаев напроизводстве и профессиональных заболеваний”.

Ниже приводится обзорвыводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по вопросамвозмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника приисполнении обязанностей по трудовому договору, а именно:

-объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждениемздоровья;

-вопросы квалификации несчастного случая как связанного спроизводством;

-споры о компенсации морального вреда.

1.Объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждениемздоровья

1.1.Апелляционноеопределение Самарского областного суда от 08.04.2015 по делу N33-3225/2015

Исковыетребования:

Гражданин Я.

(работник)обратился в суд к ОАО “Автовазтранс” (работодателю) с требованием овзыскании расходов на лечение (по оплате койко-места в стационаре,на приобретение комплекта для металлоостеосинтеза большеберцовойкости), компенсации морального вреда, обосновав требованияпроизошедшим с ним при выполнении трудовых обязанностей несчастнымслучаем на производстве, в результате которого работник получилтравму и находился на лечении.

Решение суда:

Исковые требованияудовлетворены частично.

Позиция суда:

Установив, чтогражданином Я. (работником) был приобретен комплект дляметаллоостеосинтеза большеберцовой кости, опираясь на положениястатьи1085 ГК РФ, а также подпункта “б”пункта 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N1 “О применении судами гражданского законодательства, регулирующегоотношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни илиздоровью гражданина”, согласно которому расходы на лечение ииные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда,если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видахпомощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение, однакоесли потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющийправо на их бесплатное получение, фактически был лишен возможностиполучить такую помощь качественно и своевременно, суд вправеудовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании сответчика фактически понесенных им расходов, суд пришел к выводу онуждаемости работника именно в указанном виде помощи, которая немогла быть им получена бесплатно, качественно и своевременно, приэтом более короткий срок восстановления функции конечности,обеспечивающий более быструю социальную и медицинскую реабилитацию,был крайне необходим для работника, имеющего денежныеобязательства.

В части же взыскания сработодателя расходов на платную палату суд указал, что работникомне доказан факт невозможности получения койко-места в бесплатнойпалате, данные расходы не были вызваны объективной медицинской либоситуационно-бытовой необходимостью.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.