Работа санитаркой в психиатрической больнице

Бывшая санитарка психбольницы откровенно рассказала о том, что происходит в ее стенах

Работа санитаркой в психиатрической больнице

Психиатрические клиники нередко становятся главным действующим местом во многих фильмах ужасов. Все потому, что вокруг таких заведений будто витает зловещая, мистическая аура, а его постояльцы, которые зачастую не понимают сами себя, внушают страх и недоверие.

Но стоит ли верить тому, что показывают в фильмах? Может быть в психбольницах не так жутко, как нам кажется? Ответы на эти вопросы дала бывшая санитарка лечебницы для душевнобольных в Эстонии. Ниже приведены слова автора.

Когда моя мама переехала в другой город в поисках новой жизни, нужно было как-то зарабатывать на жизнь. Выбора не было, и она устроилась на работу в дом-интернат уборщицей. Среди своих его называют просто Дом. Там постоянно живут чуть больше 200 человек.

Дом находится вдали от городского шума. По соседству – старинный парк. Корпуса-отделения соединены галереями. Есть пищеблок и актовый зал, центр дневной занятости, прачечная, гараж, мастерские.

Все оборудовано по современным стандартам. Трудятся в Доме около 90 человек.

Это социальные работники, медсестры, санитары, психиатр, фельдшер, семейный врач, работники кухни, прачки, водители и другие работники.

Больных здесь называют подопечными, потому что все эти люди нуждаются в опеке. Женщин ласково кличут «девочками», а мужчин – «мальчиками».

Я частенько заглядывала к маме на работу. Так я попала в мир, доселе для меня неизвестный, который поначалу произвел неоднозначное впечатление — от испуга до неподдельного детского любопытства.

Во время летних каникул я стала подрабатывать в доме инвалидов уборщицей. Помимо этого, я совершала прогулки с подопечными на территории Дома, занималась с ребятами творческой и развлекательной деятельностью: рисованием, играми.

Со временем доросла до санитарки.

Пути обитателей этого дома сюда различны, как и диагнозы, и предшествующие судьбы.

Одни поступают сюда из детских домов для детей с различными формами врожденного или приобретенного в раннем детстве психического недоразвития (слабоумия). Их направляют сюда по достижении 18-летия.

Другие оказываются тут в результате тяжелых психических расстройств, которые характеризуются разнообразными проявлениями и имеет тенденцию к хроническому течению.

Дом-интернат состоит из трех корпусов и четырех отделений, в каждом из которых находится определенная категория больных. Есть мужское отделение, есть женское, также одно закрытое мужское и отделение для особо тяжелых больных, страдающих слабоумием. В нем мужчины и женщины содержатся вместе. На мою долю выпало последнее, самое тяжелое отделение.

Контингент находящихся здесь больных специфический и требует от работников привыкания и адаптации. Страдающие слабоумием тяжелобольные в некотором смысле сродни растениям, за которыми должен быть постоянный уход, так как сами они не в состоянии самостоятельно за собой следить.

Эти люди больше живут животными инстинктами. Только у единиц из них можно услышать понятную речь, а в основном звуки, издаваемые большинством из них, нечленораздельны. Это могут быть отдельные слова или звуки, повторяющиеся изо дня в день: причитания, крики, шипение, напевы.

Поначалу, конечно, все повадки и поведение больных отпугивают – ты видишь что-то непохожее на модель поведения окружающих тебя людей, но вскоре осознаешь, что эти люди не несут никакой угрозы и опасности для твоей жизни.

Да, умственно больные люди непредсказуемы в своих действиях и поступках, и ожидать от них можно чего угодно, но не больше, чем от людей, которые нас окружают в повседневной жизни. Им не чужды такие чувства, как любовь, дружеские отношения, сопереживания друг другу и прочие эмоции, которые способен испытывать простой человек.

Только за проявлениями их чувств наблюдать гораздо трогательнее, потому что они наиболее открыты и искренни в своих действиях.

Как-то раз одна подопечная девочка, после того как закончила завтрак в специально отведенной для них столовой для тяжелобольных, встала из-за своего стола и, медленно шаркая ногами, стала перемещаться в сторону другого стола, где сидел такой же тяжелобольной мальчик. Они оба напоминали растения: замкнутые в себе, не замечающие ничего вокруг, почти не реагирующие на внешние раздражители.

Мальчик сидел за своей тарелкой и был сосредоточен на ней так, что если бы я подошла сбоку, то, скорее всего, он бы меня даже не заметил. Девочка встала у него за спиной. Она неторопливо протянула руку, чтобы коснуться его спины, но, не успев физически ощутить прикосновение, мальчик обернулся, почувствовав ее присутствие сзади, и так же неторопливо стал приподниматься и выходить из-за стола.

Они взялись под руки и медленно пошли вдоль коридора. Я долго еще смотрела им вслед, замерев в одном положении, как окаменелая статуя.

Пусть это было неуклюже, но так трогательно. Это далеко не единичный случай романтических отношений между подопечными. Любовных историй в стенах Дома предостаточно. Были даже случаи со свадьбами.

Все, как полагается: настоящая регистрация, обмен кольцами, клятва в вечной любви и, конечно, празднование самой свадьбы. Хотя это больше экспериментальные события.

Некоторым парам даже разрешается жить вместе в отдельных VIP-комнатах с маленькой кухней, где они сами могут готовить, и душевой. Все условия для проживания полноценной семейной пары.

Только вот детского плача там никогда не раздастся. Подопечным нельзя заниматься сексом. Хотя против физиологии порой не попрешь. Бывали и случаи, когда подопечных застукивали за прелюбодеянием прямо в кустах на улице во время прогулки.

Если же вдруг где-то чего-то не углядели, и девочки беременеют, то их направляют на аборт. Потому что никто не может гарантировать здоровое потомство с такой наследственностью. Стерилизации же обитателей Дома не подвергают из материальных соображений – дорого.

В остальном это вполне счастливые семьи, которые могут заниматься бытом и иметь свою маленькую частную жизнь.

Некоторые подопечные работают.

Трудятся в периметре Дома: убирают на территории, носят грязное белье в прачечную и приносят обратно чистое, помогают на кухне и в столовой собирать грязную посуду, выполняют некоторые слесарные работы.

За свою работу они получают зарплату, которую могут тратить на свои нужды, делают накопления, покупают себе мобильные телефоны, телевизоры и другие полезные бытовые атрибуты.

Другие люди

Иногда можно услышать холодящие душу подробности о домах-интернатах. В стенах моего Дома, к счастью, ничего подобного, из ряда вон выходящего не происходит. При работе с душевнобольными я усвоила две вещи: нельзя их жалеть и нельзя их бояться.

Если ты испытываешь перед ними страх, то они это очень хорошо чувствуют, так же, как собаки, когда их боятся люди. Необходимо вести себя с ними уверенно и на равных, не умаляя их достоинств, приободрять, быть приветливым с ними. Словом, делать все то, чтобы дать понять больным, что тебе можно доверять.

Но в то же время важно, чтобы они признавали твой авторитет.

Персонал старается создать для подопечных атмосферу родного дома. В доме-интернате чистота и порядок. Подопечные живут в комнатах по 2-3 человека, обставленных хорошей мебелью. В Доме всегда тепло, уютно и сытно. Подопечные всегда одеты по сезону. Одежда добротная и чистая.

Подопечные, а их более 200 человек, нуждаются в добром слове, приветливой улыбке, доброжелательной беседе не меньше, чем в теплой одежде и сытной еде. Много говорится о социальной реабилитации психически больных и инвалидов и, что важно, многое делается, но главный, как мне кажется, вопрос повисает в воздухе. В состоянии ли мы принять в свой мир этих людей? Других людей…

Смотрите также — 14 психических расстройств современных людей, о которых вы даже не догадывались

Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш , страницу в или канал в Telegram.

Отверженные. Исповедь санитарки психиатрической больницы

Работа санитаркой в психиатрической больнице

Родные наших пациентов стараются забыть, что те живут на свете. И сами пациенты себя тоже забыли — не знают, кто они, как их зовут, а может быть, не хотят говорить. Один из врачей сказал мне: “Не задерживайся здесь, если не хочешь, чтобы всю жизнь кошмары снились”. Желающих работать здесь немного, сами понимаете.

Я днём учусь на педиатра (сейчас я на пятом курсе в медвузе), а ночами работаю здесь санитаркой. В других больницах, куда я пыталась устроиться медсестрой, мне отказывали: штат укомплектован, студенты нам не нужны. А сюда многие студенты в итоге и попадают.

27-летний ребёнок

Средний возраст наших пациентов – лет 40, но есть и молодые. Например, Диме 27 лет. Лежит у нас уже очень долго, не один месяц. У этого парня целый набор заболеваний: глубокая умственная отсталость, эпилепсия и онкология. А ещё у него трахеостомическая трубка – то есть в шее проделано отверстие, туда вставлена трубка, и через неё он дышит. Кроме этого, у него деформированы суставы.

Когда я пришла на работу в свою первую смену, я практически всё время наблюдала за ним, постоянно поправляла ему одеяло, укрывала его. Переодеваю его каждое утро сама, уделяю ему больше времени, чем всем остальным. Не знаю, почему именно он так меня тронул. Наверное, просто жалко, что такой молодой парень, скорее всего, закончит свою жизнь в этой дыре. 

Как-то, увидев меня, он заплакал и назвал “мамой”. У него есть родители, живут в этом же городе, но к нему никто не приходит. Он остался один на один со своими болезнями.

Таких брошенных, забытых родными в отделении полно. 

Больные без имени

Бывают и безымянные пациенты. Одну женщину подобрали на улице. На вид ей лет 35–40. Серьёзных заболеваний, кроме тяжёлой формы шизофрении, у неё пока не обнаружили. Документов нет, связаться не с кем. Врачи даже обращались на телевидение, чтобы попытаться найти её родственников.

А она сама все время молчит — за всё время не произнесла ни слова. Её не волнует, кто рядом, что происходит. По ней не скажешь, что она алкоголичка или бомж. В глазах только такая глубокая печаль, даже горе.

Кто знает, что произошло с этой женщиной? Врачи говорят, что, скорее всего, жизнь её закончится у нас в больнице. 

Что-то привиделось

Была у нас одна пациентка — Галина с шизофренией. С виду очень милая женщина, даже пыталась как-то ухаживать за собой. Заплетала свои длинные густые волосы в косы.

Общалась со всем персоналом, даже с некоторыми больными. Как-то раз я мыла полы в палате, а Галина подошла, нашла где-то тряпку и стала помогать мне. Я не стала её уговаривать бросить это дело.

В конце концов она хотела это делать, улыбалась. 

Как-то Галина шла рядом со мной со шваброй. Вдруг она резко остановилась, изменилась в лице, посмотрела мне в глаза.

Не знаю, что ей привиделось в тот момент, но она со всей силы откинула швабру, развернулась и бросилась на свою кровать. Больше она мне не помогала.

Как я поняла, с того дня шизофрения Галины перешла на другую, более тяжёлую стадию. А потом её вовсе перевели в другое отделение.

Ночь в психушке

Поначалу я, конечно, боялась. Всё-таки психушка. Но в отделении, где я работаю, очень агрессивных пациентов нет. А если бывают приступы, то мы справляемся. Привязываем к кровати, даём успокоительное.

 Хотя в ночную в отделении только я и медсестра — две щупленькие девочки (медсестра недавно закончила медучилище).

В случае, если все наши мужики начнут буянить, нам ничего не останется делать, как бежать оттуда подальше. 

Моя задача — наблюдение за острыми пациентами. В нашем отделении две наблюдательные палаты – женская и мужская. В них по 10-15 коек. Практически всю свою смену я нахожусь рядом с этими палатами.

На посту нужно быть и ночью — не думайте, что пациенты мирно спят. Бывают такие ночи, что и прилечь не получается. Один “конь” (так у нас называют буйных пациентов) орёт и подстрекает этим другого, начинается дружный крик.

Бывает, спим по очереди с медсестрой по 3 часа.

Когда у меня была самая первая смена, часа в 3 ночи мне медсестра говорит: “Ну, вроде спокойно, иди подреми хоть часок”. У всех сотрудников есть свои места для сна. Мне досталась койка в коридоре. Я прилегла, закрыла глаза и сквозь сон чувствую — рядом кто-то есть.

Поднимаюсь, а рядом стоит один пациент, мужчина лет 50-ти. В одних трусах, худой, ужасно бледный. Он просто смотрел мне прямо в глаза. Для них новые люди — это всегда интересно, для многих это стресс. Вот он стоял, смотрел, а у меня вся жизнь пронеслась перед глазами.

Это было своеобразное посвящение в санитарки этого отделения. В ту ночь я больше не ложилась.

Невыносимый запах

После каждой смены мне приходится стирать всю одежду, иногда даже не один раз. В больнице едкий запах — смесь мочи, табачного дыма, хлорки и лекарств.  

В мои обязанности входит уборка туалета, наблюдательной палаты, переодевание и мытьё пациентов, которые “сходили под себя”. Отделение, в котором я работаю, психосоматическое.

В основном, здесь проходят лечение люди с шизофренией в сочетании с сахарным диабетом, сифилисом, гепатитами, гангренами, пневмониями и другими патологиями.

 То есть у пациента может быть дикий кашель, кожа вся в язвах и загнивающая нога. И при этом он не в себе.

Коллеги

Хорошо, что первое время меня поддерживали коллеги — девчонки, которые работают медсестрами или, как я, санитарками. Большинство тоже студентки из меда, которым негде больше работать или проходить практику. Все понимают, что с высшим образованием работать санитарами — это нонсенс, но с чего-то же надо начинать?

Есть врачи и медсёстры, которые работают в отделении годами. Один врач — Сергей Петрович — совсем пожилой. Такой типичный психиатр – худощавый, с лысиной, в очках, от старости весь сморщенный.

С пациентами он обращается очень строго. Бывает, даже грубо. Иногда жалко больных, но с другой стороны понимаю, что пока на них не крикнешь, они не поймут.

Это он посоветовал мне здесь не задерживаться. 

Есть и такие, как Света, моя сменщица. С ней сложно.

“Маш, ну что ты за этими придурками бегаешь? Что, он ещё часок с мокрой жопой не полежит что ли? Ему же без разницы!” Такое она заявляет каждый вечер, когда сдает смену. Не драться же мне с ней.

Её работа, её жизнь, её совесть. Только мне за ней, конечно, тяжко всё перемывать. А Света подкрасила губки, скинула белый халат и побежала гулять. 

Психи — тоже люди

Тяжело, не буду скрывать. И физически, и морально. Такие радости жизни, как салоны красоты, посиделки с подружками, свидания, пришлось отложить на неопределённый срок, потому что днём учеба, а через день вечером мне нужно бежать на работу. В выходные валюсь с ног от усталости. 

Но когда слышу от окружающих такие фразы: “Зачем тебе это нужно?” — или: “Ой, ты что, санитарка? В университете же учишься!”, стараюсь просто промолчать.

Я шла в медицину не для того, чтобы со старта быть главврачом, сидеть в чистом кабинете с нормированным графиком. Я хочу всему научиться и помогать людям. Иногда сложно объяснить окружающим, что психические больные – тоже люди.

Им нужен уход, забота, покой. И после такой работы мне уже ничего не будет страшно.

Санитарная зона: что творится внутри психбольниц

Работа санитаркой в психиатрической больнице

Когда санитары становятся фигурантами новостных хроник, то чаще всего речь идет об избиениях, издевательствах, нарушении прав больных. Работников увольняют, отдают под суд, но злоупотребления продолжаются. Почему это происходит и что входит в служебные обязанности санитаров, выясняли «Известия».

Учение — свет

Санитары, согласно утвержденному Минздравсоцразвития Единому квалификационному справочнику, могут выполнять разную работу: начиная с уборки помещения и заканчивая купанием тяжелобольных пациентов. Поэтому их часто путают то с уборщиками, то с медсестрами. Но в отличие от первых санитары включены в группу младшего медицинского персонала.

Это позволяет им претендовать на сокращенную рабочую неделю и дополнительные отпуска наравне с другим медперсоналом. При этом в отличие от медсестер санитары несут значительно меньшую ответственность за свою работу и могут не обладать знаниями в медицине. Формально для вступления в эту должность достаточно лишь среднего общего образования.

Минобрнауки России предлагало изменить ситуацию и представило проект приказа, по которому санитарам пришлось бы получать профессиональное образование. Продолжительность обучения определялась бы конкретной программой.

Но ни программа, ни приказ свет так и не увидели, поэтому пока работодатели самостоятельно разбираются с критериями отбора. Раньше для удобства они делили вакансию на несколько составляющих. Например, санитар-уборщик и санитар по уходу за пациентами.

Сейчас необходимость в них постепенно отпадает. Во-первых, потому что больницы предпочитают обращаться к клининговым компаниям. Во-вторых, потому что ставку делят между другими сотрудниками.

Например, проблемой транспортировки пациентов теперь занялись специальные компании по перевозке больных. Они сутками дежурят в разных отделениях медучреждения. Уход за пациентами отдали медсестрам.

Формально сказать, что от этого нагрузка на персонал превысила норму, нельзя.

При наличии достаточного количества персонала сотрудники просто станут выполнять полный перечень тех обязанностей, который прописан в Едином квалификационном справочнике, утвержденном Минздравсоцразвития.

Большая часть обязанностей санитаров, согласно этому документу, пересекается с задачами других сотрудников или вовсе дублирует их.

Например, сестра-хозяйка обеспечивает подразделение необходимым хозяйственным инвентарем, моющими средствами, бельем для больных. Санитарка — получает у нее инвентарь и белье, «обеспечивает их правильное хранение и использование».

Младшая сестра по уходу за больными меняет постельное и нательное белье пациентов, транспортирует тяжелобольных, содержит в чистоте помещение. Санитарка — убирает прикроватные столики после каждого приема пищи, сопровождает больных в кабинеты, помогает им мыться, убирает помещения и ванны.

И тем не менее во многих стационарах, где больным необходимы постоянный уход и внимание, например психоневрологических, отказаться от санитаров пока не готовы. Кто же попадает на эти должности?

Взгляд изнутри

Артем оказался санитаром в одном из московских психоневрологических интернатов сразу после окончания МГУ, потому что выбрал альтернативную службу. «В целом я представлял, что это будет.

Какой-то опыт у меня был, я ухаживал за своей бабушкой, которая под конец жизни впала в деменцию и не осознавала себя. Но все-таки перемена была просто космическая.

Недавно писал статьи, диплом, а на следующий день иду работать туда, где куча незнакомых людей и некоторые порой пытаются тебя задушить», — вспоминает Артем в разговоре с «Известиями».

Четкого инструктажа перед вступлением в должность не было. О том, как вести себя в той или иной ситуации, узнавать приходилось опытным путем. «В совсем сложные отделения сразу, конечно, не отправляют. Мне в чем-то повезло, а в чем-то нет.

Я попал в отделение милосердия. Там оказываются тяжелые, часто лежачие пациенты, которым нужен постоянный уход. Есть палата, где находятся те, кому осталось жить считаные дни.

Здесь важна физическая сила, потому что часто их нужно буквально носить на руках».

Всего в отделении милосердия на тот момент лежали 40–50 человек. На них приходилось шесть санитаров (двое мужчин и четыре женщины), две медсестры и один врач. В обязанности санитара входили уборка помещений, помощь больным в приеме пищи, купании, смена белья, прогулки с ними, сопровождение на процедуры, а при необходимости и усмирение.

Последнее, в условиях, когда в отделении лишь двое мужчин-санитаров, кажется наиболее сложным. Но, по мнению Артема, здесь главное не количество, а качество. «Если человек не понимает, что делать, то либо сам травмирует больного, либо его травмируют.

Тут важно знать самих пациентов, они к вам привыкают, реагируют на голос, часто до них можно достучаться. Мне в этой ситуации было страшнее всего навредить человеку. Он же свои силы не соизмеряет, а я могу испугаться и сделать что-то плохое. Но через какое-то время рефлекторно дать сдачу уже невозможно.

Ты понимаешь, что больные не хотят конкретно тебе причинить зло, это просто приступ».

Сложнее сохранять самообладание оказалось в случаях, когда выяснялось, что пациент не просто жертва болезни. Так, в интернат попадали и те, кого психическое расстройство фактически спасло от тюрьмы.

По словам Артема, был там и алкоголик, тиранивший семью, и человек, который несколько месяцев подряд избивал и насиловал свою дочь-инвалида. «Это сильно давит на психику. В такие моменты я старался абстрагироваться. Есть обязанность — перестелить кровать, покормить, поменять одежду. Сделал — ушел.

Но все равно каждый раз приходилось себя перебарывать, как-то к этому готовить. Вспоминать, что да, мне неприятно с этим человеком взаимодействовать, но я обязан».

Совсем без срывов в таких условиях не обходилось. За смену, которая длится с восьми утра до восьми вечера, нервное напряжение порой достигало критической отметки. Эмоции прорывались в форме ругани.

«Когда кто-то долго-долго давит на нервы, сложно не сорваться. Что греха таить, у меня тоже было такое. Но всё обходилось без физических воздействий, по крайней мере я ничего серьезного не видел.

Хотя, возможно, это еще потому, что у нас не самое буйное отделение, да и интернат считался одним из лучших».

За МКАД — мрак

Антон работал санитаром в психиатрической больнице Великого Новгорода в 2013 году, а недавно оказался там же, но уже в качестве пациента. «Мат на мате, постоянные крики, пьянство до бессознательного состояния, курение в любой точке отделения, оплеухи пациентам — вот что из себя представлял санитар в 2013 году, — рассказывает бывший работник учреждения.

— За пять лет поменялся главный врач, и, пожалуй, главное, что он сделал, — искоренил пьянство и торговлю наркотиками. За три недели моего пребывания здесь как пациента я ни разу не видел пьяного персонала и не слышал запаха алкоголя ни от кого. В остальном — всё так же.

Такая же вонь, тот же драный линолеум и ободранные стены и те же отношения санитаров и пациентов».

Суть отношений, по словам Антона, довольно простая. «Это своего рода сотрудничество. Если спокойно и справедливо относишься к пациентам, то и они себя спокойно ведут и помогают».

По словам большинства санитаров, «помощь» пациентов сводится к добровольному выполнению ими части работы самих санитаров.

Для одних это способ занять себя, а для других — возможность заручиться хорошим отношением, получить лишнюю сигарету и чай.

В зависимости от санитара мера добровольности может варьироваться. «Проблема в том, что санитаром может быть кто угодно, лишь бы тебя не рвало от запаха в отделении.

Это и бывшие военные, и пенсионеры, и просто ленивые люди, которым от жизни ничего не нужно, кроме этих 7 тыс. в месяц. И вот у них понятий об этике, терпении, уважении нет. Некоторые поясняли, что приходят надзирать, «погонять скотом».

Такие могут и пнуть, и подзатыльник дать, а грубости так и вовсе не занимать».

С такой же ситуацией столкнулась зимой этого года и пациентка областной клинической психиатрической больницы в поселке Винзили Тюменской области.

«Я старалась не контактировать с санитарками, потому что те, кто мне встречался, были хамки, хабалки, базарные тетки. И, по правде говоря, я их боялась.

Обращались, как с животными, разговаривали так, будто, если у тебя психические проблемы, ты недостоин общения с людьми».

Как рассказала девушка, она была свидетелем сцены, где вместо еды недееспособная пожилая пациентка получила лишь порцию ругани. «У нее челюсть всё время ходуном ходила, не знаю, что за отклонение. Санитарка покрыла ее матом, забрала тарелку и ушла».

Некомпетентность санитарок привела однажды и к летальному исходу. «Последний раз нас кормили в пять вечера, поэтому многие, к кому родственники не приезжали, таскали хлеб из столовой. И одна из пациенток подавилась, когда ела в комнате. Санитарки ее переворачивали, трясли, чтобы хлеб вылетел, но не смогли спасти».

Подобная ситуация могла бы произойти и в московском интернате, где работал Артем. Но там спасти жизнь пациента позволило то, что санитар знал основы оказания первой медицинской помощи. «Мы использовали прием Геймлиха, сдавливание грудной клетки. Без навыков этого не сделаешь, а помочь, пока медсестра или врач бежит, было необходимо».

Получается, что пока комфорт, здоровье, а иногда и жизнь пациентов во многом зависят от того, повезет ли им с санитаром. Можно ли на это надеяться, пока их принимают на должность как уборщиков, а отдачи требуют, как с медсестер, — вопрос открытый.

Работа: санитарка в наркологию и психиатрию в Москве, 894 вакансии

Работа санитаркой в психиатрической больнице

Обязанности: Оказание квалифицированной медицинской помощи на дому и в стационаре Консультирование зависимых и созависимых Купирование абстинентного синдрома Вывод из запоя Кодирование на дому и в клинике Требования: Наличие личного автомобиля Доброжелательность Желание работать и зарабатывать Консультирование Трудолюбие Условия: – Официальное трудоустройство. – Работа в крупной компании. – Оплата мобильной связи. – График сменный, 2 недели через 2 недели, постоянный или…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Врач в наркологию

Обязанности: Оказание квалифицированной медицинской помощи на дому и в стационаре, консультирование зависимых и созависимых. Купирование абстинентного синдрома, вывод из запоя, кодирование на дому и в клинике. Требования: 1.

Трудолюбие. 2. Доброжелательность. 3. Желание работать и зарабатывать. 4. Высшее медицинское образование. Условия: – Официальное трудоустройство – Работа в крупной компании. – Оплата мобильной связи.

– График сменный, вахтовый, , 2 недели…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Сиделка/ Санитарка с проживанием

Полный уход за подопечным.Прямой работодатель ООО “СоцМедика” объявляет набор сиделок. Опыт желателен, но не обязателен.

Проживание и питание бесплатное.Вахта по договоренности.Оплата от 30 до 55 тыс. руб.

  • 21 февраля 2020 — msk.mjobs.ru

Санитарка/санитар

Обязанности: Уборка кабинетов. Соблюдение всех правил сан-эпид.режима. Генеральные уборки. Требования: Не требуется Условия: Полный рабочий день Сменный график работы

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Санитарка (ПНИ 5)

Требования: О Уход за пациентами, проживающими в пансионате. Смена нательного-постельного белья, влажная уборка палат, коридоров, смена памперсов (лежачее отделение).

• Требования: • Опыт не требуется, всему научим на месте, возможна стажировка • Полная занятость, на территории работодателя • Ответственность • Желание работать • Наличие медицинской книжки, если нет, готовы помочь с оформлением.

• Рассмотрим соискателей без опыта работы, граждан СНГ…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Санитарка-уборщица/санитар-уборщик

Компания – сеть клиник эстетической медицины MED YU MED , на рынке больше 2 лет, стабильный ежемесячный прирост в прибыли и клиентах.

Руководитель компании – харизматичный и ответственный бизнесмен, а прямой руководитель – опытный и адекватный наставник.

Обязанности Производить влажную уборку помещений в медицинском учреждении в соответствии с санитарными нормами 2 дня в неделю; Заполнение журналов; Вынос мусора; Требования: Опыт…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Сиделка-санитарка в отделение по уходу за пожилыми и инвалидами

Требования: Обязанности: Уход за пожилыми пациентами и инвалидами – помощь в приеме пищи, мытье, смена нательного, абсорбирующего (памперсов) и постельного белья, уход за кожей, переворачивание и высаживание маломобильных, помощь в передвижении. Уборка помещений. Требования: – Трудолюбие. – Добросердечность. – Исполнительность. Условия: • Проживание, питание. • 6 дней в неделю работа, 1 день выходной. • Офис в шаговой доступности от метро…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Санитарка-уборщица

Требования: Обязанности: – Уборка помещений в медицинской клинике (кабинеты врачей, ресепшн, сестринская, санузел); – Соблюдение правил санитарии и гигиены в убираемых помещениях; – Вынос мусора и отходов из убираемых помещений в установленное место; – Проведение текущих и генеральных уборок. Требования: – Чистоплотность, аккуратность, трудолюбие, внимательность к мелочам, порядочность; – Наличие медицинской книжки; – Гражданство РФ – СТРОГО. Условия: – Работа…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Санитарка/Санитар

Обязанности: Уборка лечебного кабинета ежедневные/ генеральные Стерилизация и подготовка медицинского инструментария Требования: Опыт работы в медицинском учреждении от 3 лет Добросовестное отношение к работе Чистоплотность Знание правил асептики, антисептики Приготовление дезинфицирующих растворов Условия: Работа в графике 5/2 С 8.30 до 21.00 Стабильный доход Перерыв на обед Дружный коллектив

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Санитарка / Буфетчица

Требования: Проводим дополнительный набор на постоянную основу санитарок(в), специалистов по уходу пансионаты для ветеранов труда, ветеранов войны.

Следить за порядком и осуществлять простой уход за больными, смена нательного/постельного белья, памперсы • Требования: • Опыт не требуется • Ответственность • Желание работать и не бояться работы • Наличие медицинской книжки, если нет, готовы помочь с оформлением. • Рассмотрим соискателей без опыта…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Должностные обязанности: Проведение влажной уборки и санитарно-гигиенической обработки помещений в соответствии с установленными правилами; подача, уборка и мойка подкладных суден и мочеприемников; помощь среднему медперсоналу в проведении процедур; получение чистого нательного и постельного белья и смена его у больных; помощь медицинской сестре при получении медикаментов, инструментов, оборудования и доставка их в отделение; наблюдение за выполнением больными правил личной гигиены и…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Санитар/санитарка

Компания “ПЭТ-Технолоджи” – это сеть центров по современной диагностике и лучевой терапии.

С 2011 года мы успешно оказываем диагностическую и лечебную помощь на высочайшем уровне в соответствии с международными медицинскими протоколами и стандартами качества.

Именно первоклассный и сплоченный персонал позволяет нам занимать лидирующие позиции и добиваться реального результата. Мы приглашаем в нашу высокопрофессиональную команду соискателей на вакансию Санитар/санитарка г. Москва….

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Санитарка / Санитар

Требования: Проводим дополнительный набор на постоянную основу санитарок(в), специалистов по уходу пансионаты для ветеранов труда, ветеранов войны и психоневрологические интернаты.

Следить за порядком и осуществлять простой уход за больными, смена нательного/постельного белья, памперсы • Требования: • Опыт не требуется • Ответственность • Желание работать и не бояться работы • Наличие медицинской книжки, если нет, готовы помочь с оформлением. • Рассмотрим…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Должностные обязанности: – Ежедневная влажная уборка; – Обеспечение бахилами (выкладка чистых, утилизация использованных); – Ежедневная мойка, чистка, дезинфекция санузлов; – Сбор мусора из мусорных корзин и вынос мусора.

Требования: – Опыт работы в медицинских учреждениях; – Удостоверение об обучении младшего медицинского персонала; – Знание правил санитарии и гигиены; – Аккуратность, внимательность, пунктуальность, чистоплотность.

Мы предлагаем: – График работ 5/2 Полная…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Требования: в Пансионат Ветеранов Труда 6, 31 приглашаем на работу специалистов по уход за пациентами, проживающихв пансионате. Смена нательного-постельного белья, коридоров, смена абсорбирующего белья , по требованию.

• Требования: • Опыт не требуется, всему научим на месте, возможна стажировка 1 день • Полная занятость, на территории работодателя • Ответственность • Желание работать • Наличие медицинской книжки • Рассмотрим соискателей без.

..

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Обязанности: поддержание чистоты, влажная и сухая уборка в помещениях небольшого медицинского центра косметологии генеральные уборки; приготовление чай, кофе для гостей клиники хранение хозтоваров для работы уход за цветами уход за офисной кухней соблюдение правил санитарии и гигиены в помещениях медицинского центра Требования: аккуратность, пунктуальность, ответственность, исполнительность, активность, опрятность, порядочность; хозяйственная, сервисная, вежливая. Условия: оформление по ТК РФ оформление медицинской книжки,…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Санитарка (м. Новые Черемушки)

Должностные обязанности: Уборка палат, стационара, операционного блока, процедурного кабинета, помощь сестре – хозяйке.

Требования: Среднее, среднее специальное образование; опыт работы от года; аккуратность, исполнительность, доброжелательность в общении с пациентами и коллегами, умение работать в команде, взаимовыручка.

Мы предлагаем: Работа в крупном медицинском холдинге; График работы сменный; Удобное месторасположение клиник;: м. Новые Черемушки; Оформление по ТК РФ; Конкурентоспособная заработная плата; Льготное…

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Психотерапевт-нарколог

Обязанности: -амбулаторный прием пациентов в одной из многопрофильных клиник -консультирование, диагностика, лечение Требования: -высокий уровень профессионализма -грамотная речь, умение расположить к себе пациента Условия: -свободный график работы (2-3р. в неделю) -прием пациентов по записи -з/п 40% от приема

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Врач психиатр-нарколог Новая

от 130 000 до 180 000 руб

Требования: -наличие автомобиля желательно. -действующий сертификат по специальности психиатрия (психиатрия-наркология). -опыт работы по специальности от 3 лет. Обязанности: -оказание помощи пациентам наркологического профиля на дому. -ведение мед. документации. Условия: -зарплата от 90 тыс. рублей. -премии по итогам работы. -работа на выезде. -режим работы: суточный, дневной, смешанный

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

Психиатр Новая

Обязанности: проведение психиатрического освидетельствования амбулаторный прием пациентов заполнение мед.

документации Требования: высокий уровень профессионализма наличие действующего сертификата порядочность, ответственность Условия: стабильная работа в сети многопрофильных медицинских клиник работа в клинике, а также на выездных мед.осмотрах график работы 5/2 9.00-18.00 еженедельные выплаты з/п

  • 21 февраля 2020 — www.adzuna.ru

«Я работаю в психбольнице». Рассказ старшей медсестры о буднях специализированного медучреждения

Работа санитаркой в психиатрической больнице

Медсестра областной психиатрической больницы рассказала о травле со стороны руководства, «тайном морге», расположенном на территории медучреждения, использовании труда пациентов и даже фотографиях пациентов, которые сотрудники выкладывают в Интернет.

Статья «Почему нужно выбирать между «писюном» и головой?» о том, как лечат в областной психиатрической больнице, вызвала много отзывов читателей, среди которых –  пациенты и работники этого медучреждения. К нам в редакцию обратилась старшая медсестра отделения №7 саратовской областной психиатрической больницы имени Святой Софии Ирина К.

Она рассказала о травле со стороны руководства, «тайном морге», расположенном на территории медучреждения, использовании труда пациентов и даже их фотографиях, которые сотрудники выкладывают в Интернет, что является разглашением врачебной тайны и сведениями о частной жизни пациентов.

Вот ее рассказ.

«Без ума с ума не сходят»

 – В психиатрической больнице я работаю вот уже 15 лет, из них 11 – в должности старшей медсестры. Когда при знакомстве говорю, где я работаю, люди переспрашивают: «Где-где, в психушке?» – и смеются.

Такое направление я выбрала сама, сразу после того как в 19 лет прошла здесь практику медсестрой. Кого-то это пугает – а меня сразу затянуло. Так я и осталась здесь, ни разу не сменив работу, попутно получила высшее образование и закончила аспирантуру.

В своем отделении я отвечаю почти за всё: соблюдение санэпидемрежима, руководство средним и младшим медперсоналом, учет и хранение лекарств, контроль меню, хранение вещей больных, заполнение медицинской документации, составление графиков дежурств и отпусков.

Наше отделение – женское, здесь лечатся и подростки, и бабушки с самыми разными психическими заболеваниями: шизофрения, деменция, паранойя, наркотическая, алкогольная зависимость и так далее. Пациенты у нас интересные, с яркой индивидуальностью, различных профессий, социального статуса и возраста. Как говорила наша заведующая, «без ума с ума не сходят».

В болезни каждый из них проявляется по-разному. Я воспринимаю это всего лишь как болезнь: вот человек болен, ему надо помочь, а как поможешь – ему сразу же станет лучше.

На личный счет ничего не принимаю, хотя бывают у нас и буйные, и жалобщики, которые скажут, что у них украли последние рейтузы (есть такой диагноз – инволюционный параноид, или бред малого масштаба).

Неуютный дом

Больница становится домом для больных, иногда на долгое время. Только вот домашнего уюта внутри нее, увы, не хватает.

Кровати – спецкойки, которые в последний раз выдавались лет триста назад, с дырами такими, что больные просто проваливаются. Не хватает постельного белья, а то, что есть, уже старое, затертое, в катышках.

В нашем отделении числится на балансе один-два халата для больных. Все остальное – то, что персонал приносил из дома для пациентов, к которым никто не ходит, чтобы они просто голыми не ходили. И эти халаты передаются «из поколения в поколение».

Трусов не выдают. Предметы личной гигиены – зубная паста, прокладки, туалетная бумага – больницей тоже не выдаются. А как быть тем, у кого нет близких и нет возможности купить все это? Естественно, мы сами это всё выдаем, потому что нам жалко больных.

Питание в последнее время улучшилось (возможно, готовятся к проверкам). Я рада, что в пище больных есть реальная курица, а не кожа с костями, что им обычно готовили.

На завтрак сейчас дают кашу с маслом, фрукты, сок; на обед – макаронный суп со сметаной, капусту с курицей; на ужин – запеченную рыбу. Еду в отделения носят из пищеблока в ведрах, часто привлекая больных.

Чтобы доставить еду к отделениям, которые находятся в отдалении, используют лошадь с телегой.

Лошадь развозит еду по отделениям. Фото fn-volga.ru

Зданию больницы больше ста двадцати лет. Что-то меняется, но не так быстро, как хотелось бы. В 2017 году, когда делали ремонт в нашем 7 отделении, в смету не включили замену окон, которые у нас ужасно ветхие. Поскольку от окон дуло, строители пошли нам навстречу и замазали щели.

Зиму мы перезимовали, а вот прошлым летом стали задыхаться. Санитарки кое-как залезли и сумели отковырять только одно окно. Лето было адским: духота, паутина внутри окон висит такая, что кажется, на ней можно было б повеситься.

При этом претензии насчет антисанитарного состояния руководство выставляет нам.

Больница святой Софии представляет собой большой комплекс, своеобразное государство в государстве. На ее территории найдется много чего: магазин, аптека, прачечная, пищеблок, храм с купелью.

Творчество руководства

Сорок лет наше отделение возглавляла Наталья Михайловна Максимова. Когда она в ноябре 2017 года ушла из жизни, все больные рыдали, на похороны съезжались со всех районов. На ее место поставили молодого врача Жанну Александровну Алешину.

Последняя – натура творческая: любит лепить фигурки из мыла и продавать их через «». Один кусок – от 100 до 400 рублей. Свои «произведения искусства» она иногда приносит на работу и аккуратненько раскладывает на рабочем столе, поверх медицинской документации – наверно, сама любуется. А заодно еще и выкладывает фото в соцсетях (есть фото-подтверждение). Но это еще не самое худшее.

На рабочем столе завотделением Жанны Алешиной — продукция собственного производства. Скрин из сети

Недавно одна санитарка выложила в общий доступ в соцсетях селфи на фоне больных, в том числе находящихся на принудительном лечении, что вообще-то является разглашением врачебной тайны. Я обратилась по этому поводу с жалобой, но заведующей это оказалось безразлично. Не последовало никакой реакции и от администрации больницы.

Санитарка делает селфи на фоне пациентов. Скрин из сети . Лица пациентов затерла Ирина К. перед тем, как отправить скриншот в редакцию Еще у Жанны Александровны лежит душа не к лечению больных, а к тряпкам и унитазам (за СанПиН по должностным инструкциям отвечаю я).

Может подозвать, посветить фонариком от телефона и спросить: «А что это там, Ирина Вячеславовна?» – «Унитаз, Жанна Александровна» (причем, надо заметить, не самый новый).

Слово за слово – и я стала для нее главным врагом, появилась маниакальная одержимость избавиться от меня всеми способами.

Еще она взяла на себя задачу, которая в других отделениях входит в обязанности старшей медсестры, – стала начислять заплату. То есть фактически обезличила меня как руководителя. Так как зарплата формируется исходя из многих показателей, баллов, выручки от платных услуг, она получила возможность влиять на подчиненных.

Так началась эпопея с докладными на меня с целью уволить «по статье», с дисциплинарными нарушениями.

В заявлениях коллеги пишут, что я всех посылаю: то якобы в аптеку за лекарствами, то якобы в магазин за пирожками, то якобы на три буквы… Выносят мне дисциплинарные взыскания, заставляют подписывать и подделывают подписи сотрудников, меняют формулировки актов и приказов, не дают мне с ними ознакомиться, переделывают документы «задними числами». Причем под жалобами стоят подписи даже новых сотрудников, кто еще не знаком со мной – я считаю, это успех: когда тебя не знают, но уже ненавидят.

В докладных пишут, что матерюсь как сапожник, целый день грызу семечки и бросаюсь шелухой, злоупотребляю крепкими алкогольными напитками и вообще всячески «заинтересована в дезорганизации нормальной работы отделения». Никаких подтверждений этого предъявить не могут.

Всё сводится к рассказам: «Вот я спросил: а кому это вы покупаете пирожки? Санитары ответили: Ирине Вячеславовне», – и это говорит замглавврача по эпидемиологии! Конечно, кроме как пирожками главному эпидемиологу больницы больше заняться нечем, хотя санэпидемрежим в нашей больнице, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

Сейчас к моей травле подключилась еще и администрация больницы. По жалобе санитарок и сотрудников аптеки составили акт, будто я посылаю санитарок получать в аптеку лекарства (что категорически запрещено).

Это бред, ведь при получении лекарств в аптеке я должна расписаться.

А сотрудницы аптеки признались мне, что их вызвала к себе замглавврача по кадрам и поставила ультиматум: либо жалоба на старшую медсестру, либо заявление на увольнение.

За последний месяц на меня составили уже пять актов, из них – два выговора за пять рабочих дней прошлой недели. При этом за предыдущие 15 лет в моей работе не находили ни одного нарушения, только отмечали грамотами и благодарственными письмами.

На днях в больнице начались проверки – но не по моим жалобам, а по жалобам трех родственниц больных. Главврач (Александр Паращенко – прим. Редакции) показательно заявил: «Таких, которые жалуются, надо гнать поганой метлой».

И добавил: «Писать жалобы могут только олигофрены, у которых восемь классов образования».

Я рассказываю о недоработках только потому, что хочу улучшения качества работы. И надеюсь, что после этой публикации меня не начнут травить еще больше, а оставят в покое и дадут нормально работать.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.